Бывшая отобрала ребенка

Решения об изъятии детей начнут штамповать пачками, а родители совершенно лишатся возможности защищать свои семьи в судах – таковыми, по мнению экспертов, опрошенных Царьградом, могут стать итоги принятия нового закона по корректировке ГПК, Семейного кодекса и закона “О полиции” в части отобрания несовершеннолетних у родителей, который был внесён в Госдуму несколько дней назад.

Содержание

Выдернуть из семьи могут любого ребёнка – под надуманным предлогом

В том, что необходимо менять действующее законодательство, которое наделяет органы опеки невероятными полномочиями по разрушительным действиям в отношении семей, сомнений нет, пожалуй, ни у кого – из здравомыслящих, разумеется, людей.

Представьте себе: сейчас, как рассказала Царьграду юрист и эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи Анна Швабауэр, происходит до трёхсот тысяч изъятий детей в год. Таковы данные официальной статистики. При этом в основном отбирают по федеральному закону №120-ФЗ “О профилактике безнадзорности”.

“И десятая часть – в порядке ст. 77 Семейного кодекса, которую пытаются “починить” авторы законопроекта. Иначе говоря, они не решают проблему, а только усугубляют её”, – полагает Швабауэр.

На самом деле, по её словам, тем самым фактически расширяется спектр деятельности соответствующих структур по вмешательству в семьи – безосновательно. Причём так называемый административный порядок никуда не исчез.

Зато добавился судебный, который на практике, по всей видимости, окажется ещё более необратимым.

По проекту, при установлении непосредственной угрозы орган опеки проверяет информацию и обращается в суд, который должен в течение 24 часов принять решение – согласиться или отказать.

Но не прописано, как проверяется информация. Может, получается это сделать и дистанционно – не выезжая на место, поверить на слово.

Нигде ведь не указано, что они должны выехать на место, провести опросы, собрать доказательства и так далее,

– объясняет эксперт.

Но и понятие “непосредственная угроза жизни и здоровью” трактуется тоже зачастую вольно, что хорошо знакомо из практики: бытовые трудности, отсутствие каких-нибудь продуктов и т. п., а значит – вновь в деле субъективные оценки опеки.

“Приведу пример из практики. Мамочка приехала из роддома домой с четвёртым ребёнком. К ней пришли социальные службы: семья многодетная, стеснённые условия, мама с ребёнком спит на матрасе на полу.

И сказали: “Ваш малыш подвергается угрозе, поскольку он спит таким образом, на него могут наступить – вплоть до смерти”. Написали в документах, что были основания полагать угрозу жизни несовершеннолетнему.

Отобрали”, – рассказывает Анна Швабауэр.

По звонку любого, кто решит, скажем, свести счёты, орган опеки или полиция могут подать сразу заявление – без всяких доказательств.

Резиновые формулировки” позволяют крутить законом и так, и эдак

“Абсолютно “резиновые” формулировки. “Ненадлежащее исполнение” – что это такое? “Угроза жизни и здоровью” – это как? “Смерть может наступить” – то же самое.

В последние годы у нас сложилась преступная практика, когда вместо того, чтобы заниматься вот этими моментами, органы опеки действуют по методичкам, которые пишут известно кто, и мы наблюдаем, что увеличилось количество отобранных детей”, – согласна с ней координатор компаний CitizenGo в России Александра Машкова-Благих.

Эти самые “методические указания” – штука просто потрясающая. Она диктует, что считать “группами риска”, и на них, следовательно, и надо обращать пристальное внимание и реагировать.

А в списке, для понимания, значатся и многодетные (особенно это любопытно на фоне слов президента о том, что семья с тремя детьми должна стать нормой), многоколенные (живут молодые вместе с бабушками и дедушками? Риск!), малообеспеченные, при межнациональном браке.

Ну о чём можно тут говорить? Если связь поколений в одной квартире или – в нашей-то стране! – супруги разных национальностей оцениваются как риск! Или если ребёнок не посещает дополнительные кружки и секции (пример: маленькое село, где только секция волейбола, например, а ребёнок не хочет заниматься именно этим видом спорта). А формирование подобных методичек происходит в закрытом режиме, среди разработчиков таких злостных проектов – организации, которые зарабатывают на изъятии детей: те, что непосредственно оказывают услуги “неблагополучным” семьям,

– уточняет Машкова-Благих.

Параллельно, отмечает она, возникла другая инициатива – об “адвокатах для детей”: тех, которые будут решать, что в интересах ребёнка, а что нет: ещё одна зарубежная практика, где, как правило, такие юристы тесно связаны с опеками.

“Я такого уровня цинизма давно не видела: если раньше они выходили с лозунгами “за права ребёнка”, то теперь – “за защиту семей и традиционных ценностей”, это что-то запредельное”, – констатирует она. 

Жёстче, чем раньше

Член Общественной палаты России Павел Пожигайло, который сейчас выступает ответственным по подготовке отзыва на проект закона от комиссии по демографической политике ОП, тоже в свою очередь говорит о его ювенальном характере.

“Это никакая не защита детей, а способ их отбора, причём в ещё более жёсткой трактовке, чем ранее, – уверен Пожигайло. – Соответственно, мы просим, чтобы авторы доказали его состоятельность: чего не хватает в действующем законодательстве, что надо придумывать этот закон?”

Есть несколько моментов, которые обращают на себя внимание.

Нам говорят, что теперь с произволом опеки мы будем бороться с помощью суда. Хорошо. Но если прежде при несправедливом решении опеки, когда это выявилось, получился резонанс, можно было, по крайней мере, изменить его относительно легко, а ситуацию – соответственно, исправить, то теперь, когда решение принимает суд, даже формальная процедура обжалования может длиться полгода!

– аргументирует свою позицию общественный деятель.

Чтобы представить, как будет работать система в новых условиях, достаточно смоделировать простую ситуацию.

Допустим, если претензии органов опеки возникли к семье, которая живёт не в районном центре, а в отдалённом селе, и им нужно ездить каждый раз на заседания.

Более того, они и адвоката-то нанять не успеют, учитывая, сколько времени отводится на принятие решение судом: как это возможно сделать всего за сутки? Или не смогут, потому что у них не хватит денег.

“А где состязательность процесса? – задаётся следующим вопросом Павел Пожигайло. – С одной стороны, шокированные происходящим родители, которые толком ничего сообразить не могут (если они вообще успели попасть на заседание), а с другой – подготовленные в таких делах, опытные сотрудники опеки. Никаких шансов у семьи просто не будет”.

Не забывайте про коррупционную составляющую”

Западная практика, модель которой пытаются теперь внедрить в нашей стране, показывает, по его словам, что суды принимают решения чаще всего в пользу органов опеки: просто штампуют одно за другим, и всё, не особо разбираясь.

И логика судьи здесь очевидна.

Ведь, если он соглашается забрать ребёнка, риски для него минимальные. А в случае, когда не согласился, могут возникнут вопросы в дальнейшем. Не дай Бог, что-то с ним случится через какое-то время, с него спросят: почему не отреагировали на сигналы?

Следовательно, ему проще подстраховаться.

Кроме того, у специалистов есть опасения, что при такой штамповке активизируется коррупционная составляющая изъятия несовершеннолетних: речь идёт о так называемом “чёрном рынке”, на котором идёт буквально охота за детьми (чтобы передавать их в приёмные семьи).

У нас есть предложение переориентировать детских омбудсменов с защиты прав ребёнка на защиту прав именно семьи. Сегодня этого нет! Получается, пришли, в течение дня отобрали, и какие шансы отстоять свою правоту? Никаких! В этот момент – лишение родительских прав и всё,

– отмечает член ОП России.

Он опасается, что принятием закона в предложенной сейчас редакции мы не решим задачу внесённых в Конституцию поправок, а только создадим механизм разрушения семьи, не пытаясь к тому же бороться с причинами.

“Вот, допустим, известно ведь, что во многих случаях проблемы возникают в семьях, где есть злоупотребление алкоголем, так? Ну давайте же тогда решим прежде законодательно вопрос о принудительном лечении, возродим ЛТП – это уже длительное время обсуждается. Ведь всё-таки алкоголизм – это не приговор, это излечивается”, – уточняет Пожигайло.

Комментариев на реакцию экспертов со стороны разработчиков законопроекта пока нет. А её, реакцию то бишь, действительно хотелось бы увидеть: как бы то ни было, речь идёт о сотнях и тысячах маленьких жизней и судеб целых семей.

Раз вопросы возникли, они требуют ответа.

И правы, пожалуй, все специалисты, оценку которых на законопроект выслушал Царьград: совершенно точно необходимо широкое общественное обсуждение этой законодательной инициативы.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/lovushka-dlja-semej-zakonoproekt-ob-izjatii-detej-chto-s-nim-ne-tak_266793

«Оставайся, раз выживешь»: как теперь будут отбирать детей

Бывшая отобрала ребенка

Законопроект, ограничивающий внесудебный порядок изъятия детей из семьи, внесен в Госдуму. Он призван изменить процесс изъятия детей из неблагополучных семей так, чтобы он соответствовал новым поправкам в Конституцию о защите семьи и создании достойных условий для воспитания детей.

Если нововведение вступит в силу, то органы опеки или правоохранители, получившие информацию об угрозе жизни ребенку, больше не смогут сразу отобрать ребенка у родителей — им придется подавать заявление об изъятии ребенка из семьи в районный суд по месту его проживания.

В проекте предусматриваются и «исключительные случаи»: если сотрудники опеки и полиции, прибывшие к недобросовестным родителям, видят, что «в течение нескольких часов может наступить смерть ребенка», то они вправе забрать его сразу, составив акт с объяснением причин.

Этот пункт законопроекта удивил общественников, которые давно пытаются поменять механизм изъятия детей в России. Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская отметила в разговоре с «Газетой.Ru», что спрогнозировать гибель ребенка невозможно.

«Я даже не понимаю, о чем идет речь. То есть приходят опека, полиция, и им нужно прямо сейчас понять, что ребенок может умереть через два часа, если они его не заберут.

А если ребенок жалуется на сексуальное насилие? Изнасилование — это же не угроза жизни. Что мы скажем ребенку? «Ну дружок, оставайся здесь, раз ты выживешь и эта ситуация тебя не убьет. Пусть понасилуют еще какое-то время»,

— возмутилась глава фонда.

Председатель Совета приемных семей при Минпросвещения РФ Наталья Городиская также считает, что сами органы опеки будут вынуждены трактовать по-разному понятие «исключительные случаи».

«А что такое опасность, представляющая угрозу жизни: пустой холодильник или отец, который насилует своих детей? Как можно обнаружить, что смерть наступит в течение нескольких часов? Например, опека среагирует на жалобу, придет и увидит, что с детьми просто сидит пьяная мать — значит, можно в суд. А через три часа вернется отец и начнет махать ножом. Надо уточнять, что подразумевается под угрозой жизни», — подчеркнула эксперт в разговоре с «Газетой.Ru».

Автор законопроекта и полномочный представитель Совета Федерации в Конституционном суде Андрей Клишас пояснил «Газете.Ru», что чиновникам еще предстоит установить критерии, согласно которым на практике органы опеки и правоохранители будут определять, что случай является «исключительным».

«Закрепление четких критериев позволит ограничить свободу усмотрения органов опеки и попечительства при установлении оснований для отобрания ребенка», — заявил сенатор.

«А если бьет до полусмерти»

Авторы пообещали в тексте законопроекта, что заявления об изъятия ребенка из семьи будут рассматриваться судом в течение 24 часов с момента поступления.

Само заседание будет проходить в закрытом режиме — на нем, согласно документу, обязательно должны присутствовать органы опеки и попечительства, прокурор и родители (или один из них). В необходимых случаях могут быть и другие заинтересованные лица, а также сам несовершеннолетний, которого хотят изъять, если его участие возможно.

По мнению главы Совета приемных семей Натальи Городиской, судебный процесс, который обещают провести в течение 24 часов, в итоге может затянуться, что ставит под угрозу жизни детей.

«Если затягивать будут этот суд или оформление документов, а ребенок в этот момент находится в серьезной опасности, то есть риски. А что если ребенок оставлен без еды или есть в семье человек, который бьет до полусмерти, но его органы опеки не застали, когда приходили?» — сказала собеседница «Газеты.Ru».

Тем не менее второй автор законопроекта, председатель комитета по государственному строительству и законодательству Госдумы РФ Павел Крашенинников, назвал срок в 24 часа «максимально коротким», передавал ТАСС.

Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» также удивилась, что российский суд способен решить такое дело за 24 часа — как пояснила Альшанская, ранее она тоже выступала с идеей о судебном изъятии, но предлагала рассматривать такие заявления за 48 часов.

«Если суд справится с этим за 24 часа, то я только за. Правильно, что на заседании будут присутствовать родители. Хотя в законопроекте ничего не написано про адвокатов — они должны помочь родителям высказать свою позицию», — подчеркнула специалист.

Сенатор Клишас уточнил в разговоре с «Газетой.Ru», что на заседании может присутствовать адвокат, но не пояснил, указан ли он в законопроекте как «заинтересованное лицо» или просто не упомянут. «Да, адвокаты могут участвовать в рассмотрении данных дел в общем порядке», — сообщил он.

«Изъятия маскируются»

Неизменным в данном процессе осталось то, что после заседания, на котором изъятие несовершеннолетнего было одобрено, органы опеки должны в течение семи дней с момента изъятия обратиться в суд с иском об ограничении или лишении родительских прав, либо с иском об отмене усыновления.

Эксперты уверены: оставив этот пункт, чиновники никак не решили проблему безосновательного отбирания детей органами опеки. Именно из-за него число произвольных изъятий не изменится — органы опеки и полиция лишь станут их маскировать.

«Невозможно собрать за семь дней такие документы, потому что нельзя за это время глубоко изучить ситуацию в семье. В итоге проблема, которая имеется в текущем законодательстве, остается. Это приводит к тому, что большая часть отобраний маскируется — их нет в статистике.

Они маскируются под добровольные заявления родителей — органы отбирают, а родителей заставляют подписать соответствующие бумаги. Либо это делается под видом акта о выявлении безнадзорного ребенка, хотя ребенок находился дома с родителями. И та, и другая практика существует именно из-за того, что для опеки сложно собрать документы за семь дней»,

— подчеркнула Альшанская.

Кроме того, по словам общественницы, в процессе изъятия вообще не нужен пункт о моментальной подаче заявления на лишение или ограничение прав: в некоторых случаях органы опеки могут обеспечить временное устройство ребенку, а родителю — дать время на исправление.

«У нас однонаправленная история: если мы отобрали ребенка, то все — лишаем вас прав. Решение должно быть индивидуально в каждом случае.

Если родитель, например, находился в состоянии наркотического опьянения — во-первых, это может быть разовая ситуация, и из-за угрозы изъятия ребенка человек перестанет так поступать.

Во-вторых, с этим родителем можно работать на реабилитацию», — отметила президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Председатель Совета приемных семей при Минпросвещения также назвала лишение родительский прав крайней мерой. «С семьей нужно работать на восстановление. Государство должно оказать любую помощь, которая поспособствовала бы воссоединению семьи. Нет ничего хуже, чем дети, оставленные родителями. Нужны меры профилактики, центры помощи, кризисные центры», — сообщила Городиская «Газете.Ru».

«Произвол со стороны сотрудников опеки»

Тем не менее автор законопроекта Андрей Клишас выразил уверенность, что нововведение позволит обеспечить «защиту прав ребенка и интересов семьи».

«Суд сможет принять взвешенное решение, обеспечив соблюдения прав детей и интересов семьи. Предлагается исходить, прежде всего, из интересов семьи, родительского воспитания при соблюдении прав детей. Вносимые законопроектом изменения направлены на создание условий для максимально эффективной охраны прав и интересов ребенка, на защиту его права воспитываться в своей семье», — заявил сенатор.

Депутат Крашенинников также считает, что вступление в силу предложенного проекта сократит количество «произвольных вмешательств органов опеки в дела семьи».

«В качестве оснований изъятия детей зачастую называют нехватку игрушек у ребенка, громкий плач малыша, ненадлежащее состояние или отсутствие отдельной комнаты у ребенка, отсутствие нужных или наличие просроченных продуктов питания, наличие синяков на теле ребенка, оставление малолетнего с бабушкой и дедушкой»,

— напомнил он, уточнив, что все это не имеет под собой реальной угрозы жизни ребенку, передавал ТАСС.

Несмотря на все недочеты законопроекта эксперты согласны, что судебное изъятие — это шаг к тому, чтобы обеспечить безопасность детей и семьи в целом.

«Мы знаем про случаи, когда детей отбирают, и это действительно произвол со стороны сотрудников опеки. Я положительно отношусь к тому, что к данному решению предлагается привлекать суд, потому что тогда отобрание будет ответственностью не только органов опеки. Они же у нас во всем всегда виноваты: не изъял — ребенок пострадает, изъял — плохо», — отметила глава Совета приемных семей.

В фонде «Волонтеры в помощь детям-сиротам» выразили надежду, что чиновники разрешат экспертам внести свои коррективы в проект, чтобы он решал абсолютно все проблемы изъятия ребенка.

«Конечно, отрадно, что это наконец было сдвинуто с места.

Надеюсь, что будет какое-то обсуждение, чтобы мы смогли снять все зоны риска и чтобы законодательство поменялось не формально: не семь дней на подачу заявления, а персональная оценка ситуации, работа с семьей», — заключила Альшанская.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2020/07/10/13147765.shtml

Как отцу забрать сына или дочь у бывшей супруги?

Бывшая отобрала ребенка

Считается, что после развода общий ребенок должен остаться со своей мамой. А вот папе остается только выплачивать алименты и довольствоваться общением с дочерью или сыном по выходным. На большее рассчитывать не приходится.

Согласно общепринятому мнению, суд оставляет детей отцу, только если мать добровольно на это согласится или если она не способна их растить и обеспечивать – ведет себя неподобающе, злоупотребляет спиртными напитками и алкоголем, не работает, психически неуравновешенна. Но даже при таком поведении бывшему супругу приходится бороться за своего малыша. В остальных случаях отец фактически не имеет никакого шанса отсудить ребенка. Действительно ли это так или такое мнение ошибочно?

Можно ли отсудить ребенка у бывшей жены?

Прежде всего, обратимся к «сухой» статистике. Не так давно власти провели перепись семей с детьми, родители которых расторгли брак. Итак, количество…

  • одиноких матерей с детьми составляет 9,7 млн. человек;
  • отцов-одиночек с детьми – 1,3 млн. человек.

Как видно, количество отцов, с которыми остались после развода дети, не так уж и мало. Практически на десять миллионов матерей – свыше одного миллиона отцов. Также стоит учесть, что не каждый отец изначально горит желанием самостоятельно воспитывать сына или дочь. Ведь после выигрыша родителю-одиночке предстоит множество хлопот.

Таким образом, бороться отцу за собственных детей однозначно нужно.

А теперь посмотрим, о чем свидетельствует судебная практика.

Обобщенным анализом дел установлено, что с 2008 по 2010 годы суды во всех регионах, как правило, оставляли детей с матерью. Однако в дальнейшем эта практика изменилась – все больше судей определяют место проживания несовершеннолетних с отцом. Такая тенденция продолжает сохраняться.

Равенство супругов при установлении места проживания детей

В вопросах воспитания и содержания несовершеннолетних детей закон предоставляет отцу и матери равные права и обязанности. Каждый родитель после развода вправе…

  • воспитывать собственного ребенка;
  • в любое время видеться с ним (даже если проживает отдельно);
  • участвовать в его жизни;
  • получать информацию о состоянии здоровья, образовании, воспитании и развитии сына или дочери;
  • представлять интересы несовершеннолетнего в госорганах.

Вместе с тем, Декларация прав ребенка от 20.11.59 года гласит: малыш не может быть разлучен со своей матерью. Кажется, все однозначно и другой точки зрения быть не может. Но не все так просто.

 В той же Декларации указано, что дети должны воспитываться в атмосфере любви, должны получать моральную поддержку и быть обеспечены.

Помимо этого, малыш должен гарантированно получать всестороннее развитие и образование.

Следовательно, если у папы имеется больше возможностей организовать обучение, воспитание, игры и развлечения, в интересах детей остаться вместе с отцом.

Аналогичная позиция изложена в п.5 Постановления Пленума ВС от 27.05.98 года, где содержится перечень обстоятельств, которые суды обязаны учесть при решении вопроса о месте проживании детей. Это значит, что бывшая супруга не имеет преимущественных прав при определении места жительства сына или дочери.

Больше о том, какие права на детей имеют родители после развода, мы рассказали в этой статье.

Почему ребенок должен остаться с отцом?

Прежде чем рассказать, как папе после развода отсудить малыша у бывшей супруги, разберемся в причинах – почему сын или дочь должны остаться именно с ним.

  • Родительская любовь – отец любит малыша, чувствует сильную привязанность, желает заботиться и участвовать в его развитии и воспитании. И в то же время понимает, что после развода он получил статус «приходящего» папы.
  • Месть бывшей супруге – родители развелись со скандалом, и мужчина желает отомстить бывшей второй половине. Понятно, что интересы детей никто не учитывает.
  • Безопасность ребенка – мать ведет себя аморально, физическое и духовное развитие малыша будет страдать, если он останется с ней.

Отец, думающий прежде всего о ребенке, заботится в первую очередь о его психическом состоянии. И понимает, что насильно разорвать его привязанность к матери – не лучшее решение. Более того, чтобы любить, заботиться и финансово обеспечивать детей, не обязательно жить вместе с ними.

Однако жизненные ситуации бывают различными. Если бывшая супруга не в силах заботиться о малыше и обеспечить его полноценное развитие, отец должен потребовать в суде изменить его место проживания.

Определение места проживания ребенка в суде

Как было сказано ранее, законодатель устанавливает принцип равенства родителей. Однако в законе не определен главный вопрос – с кем должен остаться малыш после развода супругов? Это должен решить суд.

Принимая решение, судья руководствуется принципом равенства родителей. Но, вместе с тем, досконально изучит …

  • моральный облик отца и матери – характер, круг интересов, пристрастия, образ жизни. То есть все факторы, которые могут повлиять на развитие несовершеннолетнего;
  • материальное преимущество – может ли отец и мать обеспечивать детей всем необходимым: в каких условиях будут проживать дети, как они будут питаться, в чем ходить, как и где отдыхать;
  • состояние здоровья родителей – имеются ли хронические заболевания, смогут ли они заниматься воспитанием и содержать сына или дочь вплоть до их совершеннолетия;
  • мнение ребенка – важное значение имеет степень привязанности ребенка (особенно, если ему исполнилось 10 лет).

Итак, решающими факторами для суда являются моральный облик родителей, финансовые возможности, состояние здоровья, мнение самого ребенка. Поэтому отец, желающий отсудить сына или дочь у бывшей супруги, обязан представить свои лучшие стороны:

  • Моральные качества. Репутация папы должна быть безупречной. Если отец выпивает и курит, скандалит, ввязывается в конфликтные ситуации, ведет аморальный образ жизни (посещает ночные заведения, имеет случайные связи) – все это нужно исключить. Не следует забывать, что судья может поинтересоваться мнением соседей, сослуживцев, воспитателей и учителей – впечатления об отце должны самыми благоприятными.
  • Финансовые возможности. Если заработки отца оставляют желать лучшего, нужно найти новую работу или дополнительный источник доходов. Суд обращает внимание на то, в каких условиях проживать родитель – отвечает ли жилье базовым потребностям несовершеннолетнего.
  • Отсутствие проблем со здоровьем. В суд можно представить медицинские справки, свидетельствующие об отсутствии хронических заболеваний.

Кроме всего прочего, следует заручиться поддержкой сына или дочери (если им исполнилось 10 лет). Судья может вызвать ребенка в заседание и поинтересоваться его мнением. Если сын или дочь не достигли 10-летнего возраста, их желание не учитывается.

Кажется, что поддержку сына или дочери получить легко – купить яркую игрушку или сладости, сводить на аттракционы или съездить на отдых… Если сравнивать веселого и жизнерадостного «воскресного» папу с уставшей и загруженной бытовыми проблемами мамой, последняя явно проигрывает – на первый взгляд, детям будет лучше с папой. Но суд основывается не только на детском мнении, но в первую очередь на реальном проявлении заботы  – участвует ли родитель в воспитании, отводит ли в детсад, школу, на кружок или секцию, сколько времени уделяет общению.

В статье “Определение места жительства ребенка после развода родителей” мы подробно рассказали о факторах, которые влияют на решение суда.

Богатый папа или заботливая мама?

Бытует мнение, что суд оставляет детей с более обеспеченным родителем. Это миф. Сами по себе финансовые возможности отца не могут являться однозначным основанием, чтобы оставить ему сына или дочь.

  • Суд станет на сторону отца, если установит, что у матери не только финансовые проблемы, но она ведет себя безнравственно (злоупотребляет спиртными напитками или ведет разгульный образ жизни) либо имеет проблемы со здоровьем (инвалид, состоит на учете в психдиспансере). Другими словами, имеется одновременно несколько отрицательных факторов.
  • Суд оставит малыша маме, если она добросовестно исполняет свои обязанности. Даже если имеются финансовые трудности (к примеру, мать находилась в декрете), но она здорова, может работать и планирует оформиться на работу, основания забрать ребенка отсутствуют.

У богатого папы, как правило, отсутствует время и возможность лично участвовать в жизни детей – на помощь ему приходят многочисленные родственники и няни. Но ему никто не помешает финансово обеспечивать малыша.

А бывшая супруга тем временем получает возможность заботиться, участвовать в воспитании и развитии общего ребенка. Поэтому, ссылаться на финансовые возможности как на единственный аргумент в свою пользу нет смысла.

Безусловно, высокие доходы важны. Однако кроме них существуют иные значимые факторы – проявление заботы, привязанность, наличие братьев и сестер.

Как убедить суд забрать ребенка у бывшей супруги?

Доказательствами того, что сын или дочь должны жить с отцом, являются…

  • негативные отзывы знакомых, соседей, сослуживцев о том, что бывшая супруга ведет аморальный образ жизни;
  • рассказ самого ребенка о том, что поведение мамы (или ее родственников) агрессивно или нестабильно;
  • данные о том, что мать безответственная (к примеру, часто меняет работу или не желает работать, изменяет, обманывает и так далее);
  • информация о том, что бывшая супруга бессмысленно тратит средства, имеет пристрастие и зависимость и есть подозрение, что все деньги будут расходоваться на ее потребности;
  • характеризующие данные из официальных источников (характеристика участкового инспектора, справки с наркологического и психоневрологического диспансеров, органов опеки и прочее);
  • данные о том, что кто-либо из ближайших родственников бывшей супруги страдал психическим заболеванием, склонен к самоубийству, отбывал срок в местах лишения свободы.

Каждый пункт необходимо подтвердить официальными документами, свидетельскими показаниями, заключениями экспертов, психологов.

Обратите внимание! Информация, полученная из интернет-источников является доказательством. Все записи, появившиеся в интернете (в социальных сетях, на форумах, переписка), официально фиксируются и используются в судебном процессе.

К примеру, бывшая супруга переписывается с другими мужчинами, описывает в соцсетях свое ассоциальное поведение, угрожает бывшему супругу или его родственникам.

Данные тексты следует заверить нотариально и предъявить в суд в качестве доказательств.

Как отсудить детей? Последовательность действий

Если отец хочет забрать ребенка у матери, необходимо совершить следующие действия:

  • составить и предоставить исковое заявление о разводе;
  • включить в заявление требования об определении места жительства несовершеннолетнего с отцом, а также о взыскании алиментных выплат с матери (можно направить два отдельных иска);
  • собрать документальные доказательства, заручиться поддержкой свидетелей;
  • заплатить госпошлину;
  • участвовать в судебных слушаниях;
  • получить на руки судебное решение.

Исковое заявление, необходимые документы

В иске указывается следующая информация:

  • наименование суда;
  • данные о заявителе и ответчике – ФИО, место жительство, контакты;
  • информация о заключении брака и разводе;
  • данные о ребенке – ФИО, дата рождения, место жительства;
  • обстоятельства дела, аргументы;
  • ссылка на доказательства, которые подтверждают исковые требования;
  • ссылка на нормы закона;
  • исковые требования: определить место жительство ребенка с отцом, взыскать с ответчицы алименты, утвердить порядок общения матери и ребенка;
  • реестр прилагаемых документов;
  • дата, подпись.

Документы, прилагаемые к иску:

  • паспорт;
  • свидетельства: о браке, о разводе, о рождении несовершеннолетнего;
  • справки из управляющей организации о месте жительства ребенка;
  • справки о доходах;
  • выписка из банка;
  • справка о соцвыплатах;
  • правоустанавливающая документация на имущество, которое принадлежит отцу;
  • акт обследования жилья;
  • справки с медицинских учреждений;
  • характеристики и так далее.

Что нужно сделать, чтобы отсудить ребенка у матери?

Если отец категорично решил воспитывать малыша самостоятельно, следует начать подготовку к судебным тяжбам задолго до подачи иска о разводе.

Что можно посоветовать папе? Прежде всего, найти юриста или адвоката, который оказывает услуги в области гражданского права. Затем подумать, какие отец имеет преимущества перед бывшей супругой.

Для этого ответить на вопрос: почему сын или дочь после развода должны проживать именно с папой, а не со своей мамой? Следует доказать суду, что отец лучше позаботится о ребенке и воспитает его, чем бывшая супруга.

Вместе с тем, нужно попытаться (насколько это возможно) сохранить хорошие отношения с женой, ее родными и, конечно, с детьми. С одной стороны, соблюдать такой баланс сложно, зато у отца появятся очень неплохие шансы на победу.

Если родители договорились о том, с кем из них останутся дети после развода, обращаться в суд нет смысла. Договоренность нужно оформить документально – составить Соглашение о месте проживания ребенка. Более подробно об этом мы рассказали в данной статье.

Источник: https://familegal.ru/razvody/kak-zabrat-rebenka-u-byvshej-zheny

Как отцу после развода оставить детей себе?

Бывшая отобрала ребенка

Как забрать детей у бывшей?

Перехожу на темную сторону, пишу инструкцию для бывших мужей и отцов.

Вы же об этом мечтаете?

Вы же всегда жалуетесь, что бывшая отняла детей, и теперь шикует на ваши алименты?

Рассказываю, как за один шаг отобрать детей и, более того, заставить платить алименты ЕЕ! За одно действие!

Смотри, сынок, это мама перевела нам алименты

Обращайтесь в суд с просьбой определить место проживания несовершеннолетних детей.

Будьте готовы обосновать суду следующее:

Где именно ваши дети будут проживать?

Съемная однушка новой сожительницы (даже если она добрая женщина и согласна) не подойдет. Жилье должно быть достаточно просторным для детей (более-менее соответствовать социальным нормам), оно должно быть вашим (в собственности или официально арендуемым) или вы хотя бы там должны быть прописаны. Там должны быть условия для детей (кровати, письменный стол).

Что с присмотром за детьми и их образованием?

  • Если ребенок (дети) до 1,5 – 2 лет – взять на работе отпуск по уходу. Иначе кто же с ним будет сидеть?
  • Если ребенок от 2 – 3 и до 7 лет – получить место в детском саду возле дома.
  • Или заключить договор на полный рабочий день с няней.
  • Если ребенок старше 7 лет – обосновать, когда и как и в какую школу он пойдет. Убедитесь, что знаете, где ребенок учится сейчас и как забрать документы из одной школы и перевести в другую.

Можно все это упростить, если купить или снять жилье рядом с местом проживания бывшей. Тогда не нужно менять сад или школу, да и кружки и секции рядом.

Хорошо бы еще убедиться, что вы знаете: как и что ребенок ест, что с его здоровьем, есть ли аллергия, противопоказания к физкультуре или еще какие-то ограничения, где поликлиника и как часто туда нужно ходить.

Желательно предоставить справку с места работы о зарплате.

Помните фильм “Зеленая карта” (Он же “Вид на жительство”), где Жерар Депардье и Энди Макдауэлл доказывали, что они – настоящая, а не фиктивная парочка? Вы сможете доказать, что вы правда папа, а не просто числитесь им в документах?

В общем, все.

Как только вы готовы выполнить эти требования не на бумажке, а на деле, судья, скорее всего, удовлетворит ваше заявление и определит место проживания ребенка с вами. Статистика говорит, что это происходит в 90 % случаев.

Возможно, судья даже заплачет от умиления.

Суды выигрывают не те, кто громче кричит, а те, кто приходит с папочкой, в которой – доказательства, подкрепляющие слова.

В России многие считают, что в суде (а также органах опеки, прокуратуре и полиции) сидят одни идиоты. Это не так. Сначала попробуйте стать судьей, а потом скажите, легко ли это.

Судьи очень неплохо разбираются в людях, они могут оценить ситуацию и всегда вынесут решение в пользу ребенка, как наиболее уязвимого (в силу возраста). Если доказать суду, что ребенку лучше с папой – суд оставит его с папой.

Да, суд решает, как лучше ребенку, а не как хуже бывшей, потому что папа решил ей нагадить.

Если ребенок старше 10 лет, суд спросит, с кем он хочет жить. Если ребенок не помнит точно, кто вы (например, до развода вы видели его в основном спящим), суд это учтет.

После успешного решения суда в вашу пользу можно брать исполнительный лист и подавать на бывшую на алименты. Она сможет договориться на работе, платить 1 400 р. и требовать отчета.

Или уволиться, устроиться неофициально и не платить ничего, не забывайте об этом. Также она сможет не забирать детей по первой вашей команде, когда вам нужно, а отвечать, что у нее командировка, отпуск намечен на это время или ремонт. Но если суд определит время общения с детьми, она сможет в это время требовать детей.

Об этом лучше подумать заранее, до суда.

Все. Больше ничего делать не нужно. Не нужно просить бывшую оставить детей с вами, а когда она справедливо пошлет нафиг, потом ныть “Не даааали, отобраааали”. Не спрашивайте ее мнения, мнения бывшей тещи и т.д. Не пишите ей смски “Я у тебя отберу детей111!”. Не сотрясайте воздух бессмысленными разговорами. Единственное, что может дать результат в этом случае, это суд.

Еще почитать:

Как сделать тест на ДНК, если жена запретила

Как сделать, чтобы бывшая не мешала видеться с детьми после развода

Алименты – благо для мужчин, а не наказание

Что твоя бывшая на самом деле делает с алиментами

Источник: https://zen.yandex.ru/media/motherdragon/kak-otcu-posle-razvoda-ostavit-detei-sebe-5db2fd54118d7f00c2fb4675

Психолог Наталья Олифирович: почему в моем кабинете часто плачут мужчины, у которых забрали детей

Бывшая отобрала ребенка

Наталья Олифирович — кандидат психологических наук, доцент, семейный психотерапевт, председатель совета Республиканского общественного объединения психологов и психотерапевтов «Гештальт-подход».

Если вы все еще думаете, что развод — это личное дело каждого и ребенку достаточно того, что он остался с одним родителем, то глубоко заблуждаетесь.

Эта проблема стала настолько серьезной, что в прошлом году Всемирная организация здравоохранения внесла в международный классификатор болезней термин «отчуждение родителя», обозначенный как «проблема в отношениях между родителем/опекуном и ребенком». Эта проблема касается детей, у которых, по сути, отобрали одного родителя, и в 90% случаев — отца.

В практике семейного психолога часто встречаются истории, когда в результате развода ребенок остается только с одним родителем. Раньше суды всегда становились на сторону «яжематерей», потому что мужчина ведь «от природы грубый и агрессивный», и «дети ему не нужны», и «я ночей не спала»…

Что-то изменилось сейчас, когда появились сотни текстов о теории привязанности? Когда люди узнали о том, что разлука переживается нами, как смерть, а травмированные дети, вырастая, делятся своей болью отчуждения от родителей? На самом деле — изменилось очень немного.

Приведу пример. На консультации — мужчина, который был у меня несколько лет назад, когда трудно и мучительно разводился с женой, изменившей ему.

Она подала в суд на раздел квартиры, в которой они проживали и которая принадлежала пожилым родителям мужа. Процесс был долгим и болезненным — суды, грязь, обвинения со стороны жены… С любовником не сложилось, и женщина попробовала вернуть мужа.

Однако тот, пройдя через все круги ада, пережив слезы и инфаркт своей матери, категорически отказался.

И после этого 15-летняя дочь перестала с ним разговаривать. Она заблокировала его номер, если он звонил с чужого — бросала трубку. Наконец он встретился с ней и узнал «правду»: оказывается, он… бил маму.

Конечно, он был в шоке. Приводил доводы: дескать, никого в жизни пальцем не тронул. Оправдывался: нет, как ты могла подумать? Говорил, что, если бы это хоть раз было, жена подала бы в суд. Но дочь его не слышала. «Ты хочешь сказать, что мама меня обманула? Зачем ей это делать?»

Он плакал. Просил меня помочь, спрашивал, как ему вернуть дочь, как наладить с ней отношения? А я наполнялась бессильной яростью, потому что это уже не первая в моей практике история. История, когда женщина, уходя от мужчины, уничтожает его. И убивает его как отца.

Про маму можно говорить бесконечно. Но мы появились на свет благодаря встрече двух людей, и иногда мы забываем, что мужчина хотя и «не носил ребенка под сердцем», «не кормил его грудью», но зачастую наравне с женщиной заботился о нем: вставал по ночам, качал, носил, растил. И главное — любил не меньше, чем мать.

Отношения мужчины и женщины в браке складываются по-разному. Иногда их дороги расходятся, и каждый дальше решает сам, как и с кем жить.

Но даже когда для брачных партнеров умирают социальные роли мужа и жены, они остаются родителями своих детей.

Остаются навсегда, несмотря на сложности и проблемы в собственных отношениях, на злость, на обиды, на желание «показать» и «доказать». Потому что отец остается отцом независимо от того, «плохой» он или «хороший».

Однако существует серьезная проблема: обижаясь на бывшего мужа, женщина зачастую не только изгоняет его из своей жизни, но и закрывает для него дверь в жизнь ребенка. Эти случаи в последнее время приобрели массовый характер. Вот несколько примеров:

  • Женщина повторно вышла замуж за иностранного гражданина, уехала в другую страну, и отец не знает, где и в каких условиях живет его ребенок;
  • Женщина разводится, и в ходе судебных разбирательств и борьбы за имущество обвиняет мужа в сексуальном насилии над детьми, после чего акцент смещается с имущественных споров на доказательство мужчиной своей невиновности;
  • Женщина после развода запрещает детям общаться с отцом, выливая на него ушаты грязи и пугая детей тем, что он может сделать с ними что-то ужасное: продать на органы, сдать в детский дом, увезти в другую страну;
  • Женщина регулярно пишет на бывшего мужа кляузы в налоговую, звонит его партнерам, портит бизнес и репутацию, хотя он полностью финансово обеспечивает и ее, и детей;
  • Женщина говорит детям, что им нужно выбрать: или мама, или папа, но если они выберут не ее, то могут навсегда о ней забыть;
  • Женщина категорически против любых встреч детей не только с папой, но и с бабушкой и дедушкой — родителями бывшего мужа, потому что они вырастили полное ничтожество;
  • Женщина манипулирует детьми, формально разрешая общаться с отцом, но каждый раз наказывая детей за эти встречи…

Я не говорю об отцах-алкоголиках, отцах-психопатах, терроризирующих семью, о деклассированных, деструктивных, разрушительных для окружающих людей мужчинах.

Я говорю об обычных, среднестатистических, любящих своих детей отцах — об отцах, которые хотят сохранить отношения с сыном или дочерью, об отцах, которые понимают, что развод нанес травму ребенку, и пытаются максимально компенсировать ущерб…

Но часто на их дороге стоит МАТЬ. Мать, убивающая отца. Не позволяющая мужчине остаться частью жизни своего ребенка. «Стирающая» его, как досадную помарку в тетради. Пытающаяся «обнулить» жизнь ребенка с момента развода так, будто она сама является его единственным творцом, почти Господом Богом, а бывший — это лишь помеха, о которой не нужно вспоминать.

«Он два месяца не давал денег, говоря, что его уволили и он пока не нашел новую работу», «Он обозвал меня по телефону», «У него в другой семье родился ребенок», «Он хорошо живет, а я еле-еле свожу концы с концами», «Я встретила другого, и он меня любит». Любая из этих, а иногда и гораздо меньшая причина может стать катализатором к возникновению идеи: его надо наказать. А лучшее наказание — это лишить его детей. Убить его как отца. Уничтожить.

И в ход идет тяжелая артиллерия: суды, сплетни, грязные истории, запреты на встречу, наказания… И во все это оказывается втянутым ребенок.

А как ему жить в этом конфликте лояльностей? Что делать ему, маленькому и зависимому существу, который любит и папу, и маму? Как ему быть?

Ребенку надо выжить — и он выживает.

Но какой ценой? От чего ему приходится отказаться, чем пожертвовать, чтобы улыбаться мамочке, которая запретила видеться с отцом, и брать у него подарки, потому что «так для тебя лучше»? Как скрывать редкие тайные встречи и твердо держаться на допросах? Как игнорировать разговоры мамы с подругами и родственниками о том, какой ужасный человек его отец? Как отвечать на вопрос соседей: «Где твой папа?»

Иногда мать ломает своего ребенка — и он полностью становится на ее сторону. Но чем он заплатит за предательство, за убийство своего отца? Как он будет с этим жить дальше?

Это реалии сегодняшнего дня. Каждая вторая семья в Беларуси пережила развод.

Но каков процент тех семей, в которых двое взрослых людей, самостоятельно принявших решение завести ребенка, так же самостоятельно и мудро принимают решение разойтись, этого ребенка не травмируя? Увы, не так много…

Нам только предстоит научиться прощать, замечать хорошее, оставаться в отношениях, чтобы вместе прийти на выпускной, на свадьбу, на день рождения внуков…

Все, что я пишу, можно применить и обратном направлении: сегодня многие богатые, психопатичные, агрессивные отцы отбирают детей у матерей. Но мое послание адресуется всем: разводящимся, разведенным и только строящим семейные отношения.

Оно очень простое: относитесь к своему партнеру с уважением. В моменты злости, обиды и отчаяния вспоминайте светлые моменты ваших отношений. Будьте мудрыми и великодушными. Обращайтесь за помощью к окружающим, если больно и совсем невыносимо. Но никогда не забывайте: у вашего ребенка есть и папа, и мама. И хорошо, если так останется до конца.

Источник: https://people.onliner.by/opinions/2020/01/13/mnenie-1213

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть